Треугольником сложен потемневший листок…

Каждый год в День памяти и скорби, 22 июня наша страна с благодарностью вспоминает и чтит героев и всех соотечественников, причастным к событиям Великой Отечественной войны. О военном лихолетье сохранилось много разных свидетельств, но самые убедительные исторические документы – это фронтовые письма тех, кто видел войну своими глазами. Они до сих пор бережно хранятся во многих семьях. У каждого треугольника своя история: счастливая или печальная.
Вся надежда на почту
С началом военных действий миллионы людей оказались в действующей армии. Шла массовая эвакуация из прифронтовой полосы. Многие люди поменяли адреса и места жительства. Война разлучила тысячи семей. Вся надежда была на почту, которая помогала найти близких – в тылу и на фронте. Ежедневно уходили на фронт тысячи писем, открыток, газет и журналов. Много писем шло писем с фронта – в разные города и села. В годы Великой Отечественной войны с фронта в тыл было отправлено 2 миллиарда 794 миллиона писем, 9,9 миллионов посылок, 35,5 миллионов переводов. В августе 1941 года газета «Правда» писала: «Каждое письмо, посылка…. вливают силы в бойцов, вдохновляют на новые подвиги». А родные и близкие с большим нетерпением ждали писем с фронта, которые согревали их души и давали силы для того, чтобы ждать.
Сегодня в каждом архиве и музее страны хранятся письма фронтовиков. В фондах Кыштымского историко-революционного музея в коллекции «Документы» более 50 писем, среди них письма кыштымцев – Я. Меньшикова, Ю. Ичевой, П. Коренькова, В. Мыларщикова.
Фронтовые письма просты и бесхитростны. Боец, отправляющий весточку домой, и не помышлял о том, что, спустя десятилетия, его послание будут читать потомки. Поэтому он писал откровенно, порой незатейливо, передавая многочисленные приветы родным и близким.
Читаем эти письма и представляем, что чувствовали солдаты перед боем, какова была их фронтовая жизнь, как люто они ненавидели фашизм и мечтали – о победе, о родном доме, о встрече с близкими.
Весточки от Саши Бурундукова
Наше внимание привлекли пять писем и одна открытка младшего сержанта Александра Бурундукова. В начале войны ему было 24 года, а в 26 лет он пропал без вести. Все письма датированы 1942 годом, написаны карандашом и адресованы маме и сестре Зине, проживающей в то время в доме № 11 по улице Гузынина. Самой ранней оказалась открытка, из которой узнаем, что Александр оказался «на фронте с 15 ноября 1941 года» и в данное время находится именно на Ленинградском. Его жена и дочь Лена остались на старом месте проживания.
Вот простые строки первого письма: «Здравствуй мама!!! Во-первых, я сообщаю, что жив и здоров и того желаю вам. Мама, еще передай по красноармейскому привету от меня сестре Зине, Алексею и ихней семье».
Некоторые из писем короткие и сдержанные, написанный в перерывах между боями. В середине сентября 1942 года Александр пишет в пути: «Мама я вам сообщаю о том, что я в данное время нахожусь в дороге в санитарном вагоне и маршрут наш в город Вологду». О своём ранении он сообщил немного раньше: «Мама, я вам писал письмо и сообщал со станции Волховстрой о том, что ранен 7 сентября 1942 года в 7 часов утра в левую руку: 1. пулевое сквозное ранение второго пальца. 2. Осколочное ранение третьего пальца с переломом костей». Наши солдаты постоянно смотрели смерти в глаза: вокруг погибали друзья, однополчане, каждый из них сам был «на волосок» от смерти. Поэтому мужество, героизм были повседневными, будничными и для нашего Александра: «Случилось это, когда я перевязывал двух раненых бойцов, красноармейцев из моего отделения. Мама, письма, покамесь, воздержитесь писать, потому что я адреса точного не знаю. Нахожусь пока в Волховстрое, и сегодня нас будут эвакуировать в глубокий тыл. В час дня была комиссия, определили, что мое ранение долго лечится». Письмо из госпиталя от 17 сентября более подробное и обстоятельное: «Я нахожусь в госпитале, лучше был бы я здоров и был на фронте, чем здесь лежать. Сами знаете, что и лежать и сидеть не люблю. А сейчас я одет в рубашку, кальсоны, носки, халат и лежу от скуки второй день, хотя сегодня прочитал книжонку. Мама я был на фронте Волховстроевском, и наша задача была соединиться с Ленинградским фронтом, где наша разведка с ленинградской несколько раз сходились, и мы продвинулись на своем участке около 6 км и оставалось около 3 км так мы бы взяли станцию Мгу. Так бы очистили Ленинград от гадины гитлеровцев, но здесь настала судьба – меня ранили в левую руку. Я вам послал уже два письма, где адреса указанного не было. Мама не беспокойся, оздоровлюсь, опять поеду на фронт. Передавай знакомым по привету, и Зине и ее семье. Мой адрес (это около Ленинграда): Вологодская область, станция Шексна, п/я № 27. Мама, пиши ответ быстрее».
Не секрет, что письма просматривались военной цензурой. Строчки, содержащие важную информацию закрашивались черной тушью и ставился штамп «Просмотрено военной цензурой». В письмах Александра нашлись и такие «вымаранные» места. В письме от 11 сентября 1942 года он пишет: «Мама, был я на фронте Волховстроевский, который должен был соединиться с ¬¬¬___. Наша разведка сообщила, что как только фронта сойдутся, так ___ будет очищен от немцев». В декабре того же года снова: «Мама, в данное время я нахожусь на___. Находясь в страшном аду войны, солдат заботился о своих близких, пытался успокоить и подбодрить: «Мама, передавай всем знакомым по привету и сама не беспокойся на счет меня. Мама, почему не опишите на счет Алексея, жив или нет, и где он находится?».
А это последнее письмо: «Мама, здоровье мое, покамесь, не очень хорошее, пальцы, которые были ранены, очень зябнут от холода, хотя одеты очень тепло, выдали нашему автоматному заводу полушубки, шапки, пимы и теплое белье. Действую на лыжах с автоматом. Мама, звание, покамесь, мое – младший сержант. А возможно буду помкомвзвода. В этом бою должен особенно отличиться, чтобы быстрее разгромить врага. С 30 на 1 декабря проезжал город Москву. Мама, писать на этом заканчиваю, Ваш сын Бурундуков Алекс. Гр. 05. 12.1942 г.». Известно, что Александр Бурундуков пропал без вести в феврале 1943 года…
Письма с фронта... Они шли не в конвертах, на них не было марок. Они были сложены треугольниками. Треугольники, ставшие символом фронтового письма. В каждой их строчке видна любовь к своим родным, близким людям, к родному городу, к Родине, которая находится в опасности и ждет победы над врагом.
Такие разные послания
Удивительно то, что сохранились неотправленные письма фашистов, которые они тоннами оставляли при отступлении. И как не похожи они на весточки наших защитников! Сколько в них паники, растерянности и разочарования: «Вот уже более недели мы стоим на улице и очень мало спим. Но так не может продолжаться длительное время, так как этого не выдержит ни один человек. Самое ужасное – это вши, особенно ночью, когда тепло. Скоро ли придёт то время, когда выберешься из этой проклятой России?», «Прежде я верил и поэтому был сильным, а теперь я ни во что не верю и очень слаб. Нет, меня никто не убедит, что здесь погибают со словами «Германия» или «Хайль Гитлер». Да, здесь умирают, этого никто не станет отрицать, но свои последние слова умирающие обращают к матери или к тому, кого любят больше всего, или это просто крик о помощи» или «Русские сражаются ожесточённо и яростно за каждый метр земли. Никогда еще бои не были так жестоки и тяжелы, и многие из нас не увидят уже родных...».
В «треугольниках» наших бойцов не было такой безнадежности даже в страшном 1941 году, когда враг неудержимо наступал – они верили в нашу Победу! Фронтовые письма – это целый мир мыслей и чувств людей, познавших на себе, что такое война. Это живые факты бессмертных подвигов наших земляков, прошедших самую кровопролитную войну в истории человечества. Эти документы хранят горячее дыхание боя и не подвластны времени. Они – ниточки, связывающие наше поколение с теми далекими годами войны 1941-1945.
Материалы подготовила Елена Кузнецова
Редактировала Лариса Огурцова
ВРЕЗ
«Так летят, словно вещие птицы, Наши письма сквозь пули и дым. В треугольниках серых, как сердце, стучится Надежда, что мы победим!»
Людмила Кириевская

Комментарии

Роман

Будем помнить о бойцах !!

Многие защитники Отечества к сожалению забыты.

На просторах интернета можно найти например про защитников Бресткой крепости о которых вообще ничего не сообщали.

Музыкант Бресткой крепости, Дамм Эдуард очутившись как и многие однополчане в плену, будучи переводчиком, сообщал товарищам о облавах и тем самым спасал военнопленных от неминуемой гибели. Многим впоследствии помог в побеге из лагеря смерти в Польше.

3.07.2017 | 04:28 [ ]
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
                 ____         
__ __ __ _ | ___| ___
\ \/ / / _` | |___ \ / __|
> < | (_| | ___) | | (__
/_/\_\ \__, | |____/ \___|
|_|
Введите код, изображенный в стиле ASCII-арт.